Обратная связь:
museumfks@gmail.com

 

Арестованная культура

С горечью читаю многочисленные сообщения о том, что иностранные музеи удерживают приглашенные русские коллекции и выставки. Пока под благовидными предлогами - https://vz.ru/opinions/2022/3/27/1150190.html. Как директор федерального музея, с трепетом жду развития событий. Но, думается мне, стоит ожидать негативный сценарий.

Я десять лет возглавляю Государственный музей спорта. Собственно, при моем руководстве и была собрана огромная коллекция спортивно-исторических артефактов, включенных ныне в Государственный музейный фонд Российской Федерации. Также я ввела в научный оборот термин «спортивно-историческое наследие».

Для чего говорю это? Знаете, в 2014 году мы нашли 5ти килограммовую интерьерную вазу Фаберже, которая в 1928 году получила дополнительную гравировку «Приз зимнего праздника народов СССР» и стала спортивным трофеем. Эта полуметровая ваза, инкрустированная драгоценными камнями и холодной эмалью, наделала шума в среде искусствоведов. Это не единственная ценная находка. В прошлом году реставраторы, работая с нашими предметами, порадовали снова: очистили спортивный кубок 50х годов, а там – серебро, позолота, многокаратные драгоценные камни, инкрустация костью мамонта.

Каждый год мы работаем над пополнением нашего фонда сокровищами. И скажу вам откровенно: любого, кто посягнет на достояние нашего Музея, я бы загрызла. Самым некрасивым бескультурным образом.

Сегодня совершен беспрецедентный акт агрессии в отношении русской культуры. «Цивилизованное» общество исторгло из своих рядов нас, живых и мертвых, хранящих традиции, историю и наследие великого народа.

Есть ли у меня трепет по этому поводу? Нет. И вот почему.

У меня очень счастливая судьба музейного директора. Когда 10 лет назад я возглавила маленькое учреждение Центральный музей физической культуры и спорта, у нас не было ни денег, ни помещения, ни коллекции. Был крошечный штат сотрудников, некоторые из которых до сих пор со мной. Цель – большая коллекция, свое музейное пространство, поток посетителей – казалась нереально далекой. Не без сложностей и невзгод, но мы прошли свой длинный путь успеха. Мы обладаем уникальным огромным фондом. Мы делаем по 10-15 выездных экспозиций в год. Мы в самом прямом смысле слова проехали страну от Калининграда до Владивостока. Поверьте мне, все это не было легкой прогулкой.

Но сейчас мы спокойны и уверены в себе как никогда. Музеи выполняют разные функции – собирают, изучают, хранят, демонстрируют. Исключительная функция спортивного музея - мотивировать. И сейчас мы заряжены на работу.

Сегодня многие в мире спорта заламывают руки - «что же делать», «как быть»? Мы можем ответить. Мы можем рассказать – и пытались это делать раньше, что в истории нашей страны уже был подобный период отмены всего русского. Было тотальное эмбарго всея Европы, сотоварищи. И для нас этот период стал подлинным расцветом массового физкультурного движения и высокого спорта. Можем рассказать историю каждого профессионального решения, конфликта. Мы можем рассказать историю каждого героя.

Мне неприятно вспоминать, с какой спесью случайно заходили на наши выставки некоторые тренеры. Как упорно вшивали идеологию подрастающим спортсменам: «прыгай за зеленые».

Я говорила тогда и повторю еще раз. У нас это не работает! За последние десять лет в спорте нас приучали быть ничтожными – без гимна, без флага, без страны. С мечтой заработать деньжат и съехать в «цивилизацию» рантье или дауншифтером.

Последние десять лет Государственный музей спорта собирал наше спортивно-историческое наследие как материальное, так и нематериальное. Мы формируем новый образ спортсмена-героя, героя-физкультурника — мотивируем наших посетителей на личные рекорды и заряжаем гордостью за нашу великую страну.

И вот, что я бы хотела в завершении сказать: мы рады представлять российские достижения на международных выставках. Но мы храним и защищаем наследие страны для нас самих. Приоритет — наши граждане!